Глупо учиться воинскому искусству по книгам и даже по видеофильмам; опыт гунфу – это то, что передается из рук в руки и от сердца к сердцу. Ни талант, ни жажда приобщиться к традиционным знаниям ничего не решают. Только от судьбы, другими словами, от удачи, зависит, встретится ли человек с носителями реального опыта, или же всю жизнь будет копить книжки и фильмы, ходить то в одну, то в другую секцию или клуб, и наивно полагать, что он уже на Пути.

Владимир Котляр «Шокирующий Тайцзицюань,или то, о чем молчат китайцы»

Об учителях

Вопрос поисков и обретения настоящего учителя – ключевой момент для того, чтобы начать практику. Поэтому попробуем выяснить, чем же учитель отличается от своих учеников, и чему он может их научить. Во-первых, учитель владеет некоторым набором навыков, который для его учеников является ценным, и который они (ученики) намерены перенять у своего учителя. Уровень владения этими навыками имеет в данном случае лишь относительное значение: важно, чтобы этот уровень был выше, чем у его учеников.

Более того, слишком большой разрыв в уровне может оказаться (и часто именно так и бывает) только помехой для качественного обучения: большому мастеру непросто снизойти до новичков (да и неинтересно тоже), как, например, профессору математики не пристало учить первоклашек. Это замечание должно остудить начинающих тайцзистов в поисках седовласых старцев с раскосыми глазами и просветленным челом. Конечно, если повезет, то такой учитель сам обратит на новичка внимание (для чего у него могут быть свои, неведомые нам причины), но чаще всего приходится рассчитывать на учителя, который еще сам не завершил свою практику, и мастером отнюдь не является.

Во-вторых, что отличает настоящего учителя, так это знание системы и методик ее преподавания. История знает немало примеров, когда фантастически владеющие своим телом и духом тайцзисты, тем не менее, не могли передать и сотой доли своих умений своим ученикам. Это объясняется очень просто: мало уметь самому – важно знать, как учить, да еще и учитывая при этом индивидуальные особенности учеников. Недостаточно самому влезть на гору, нужно еще и иметь представление обо всех возможных тропинках, ведущих к вершине, по которым карабкаются его ученики. Опять-таки, бывали случаи, когда учителя сами не достигали высот (например, получив травму), но при этом так обучали своих учеников, что те становились мастерами. В современном спорте ситуация часто аналогична: усердные воспитанники значительно превосходят своих тренеров.

Теперь может возникнуть закономерный вопрос: может ли новичок в Тайцзицюань объективно оценить знания и умения своего учителя? По отдельности, скорее всего, нет. Привлекать же при оценке мнения других людей, пусть даже и авторитетных, весьма сомнительно (нынешняя реклама умело апеллирует к авторитетам), а может быть и рискованно (не дай Бог, вы попадете в «тоталитарную секту»).

На мой взгляд, существуют два верных способа проверить уровень учителя.

1. Проверить, нет ли противоречий между знаниями и умениями учителя. Многих шарлатанов как раз и отличает либо способность много говорить (особая примета – критиковать и оскорблять всех «других»), но не способных продемонстрировать своё мастерство; либо склонность к показу различных фокусов (которые могут называться, например, демонстрацией цигун), не умея внятно объяснить связь своих умений с теорией и принципами Тай Цзи.

2. Познакомиться с другими учениками данного учителя. Этот способ может оказаться даже точнее первого, так как, во-первых, по плодам оценивается плодоносящее дерево (ведь плод Школы – именно ученики), а, во-вторых, увидите сами, на что вы можете реально рассчитывать, и за какой срок. Если учитель архи-продвинутый, но его ученики даже не сопоставимы с ним по уровню, хотя и тренируются у него уже много лет, то это яркий показатель несостоятельности учителя. То, о чем красиво говорит учитель, должны продемонстрировать именно ученики, а не он сам, только это выявляет его способность учить.

Чтобы защитить себя от возможного обмана, полезно знать какие существуют способы вводить в заблуждение. Их всего три, и при достаточной наблюдательности их несложно обнаружить (хотя на это может потребоваться некоторое время).

Первый и основной способ – «отрицательная ложь» – недоговаривать, скрывать некоторые моменты, нарушая, таким образом, целостную картину учения. Чаще всего скрываются базовые принципы или не объясняются кардинальные усилия.

Можно приводить бесчисленные примеры такого обучения. Самый характерный пример – все спортивные направления Тайцзицюань, а также «оскопленные» формы цигун, например, «24 форма тайцзи-цигун» и ей подобные.

Если вы еще новичок в Тайцзицюань, а вам предлагают почувствовать ци, перемещающуюся по вашему телу, то знайте – от вас скрывают истинную природу ци, которая не имеет ничего общего с самовнушением и воображением потоков энергии[2].

Второй способ – «положительная ложь» – искажать некоторые важные моменты, другими словами, учить ошибкам.

Этот способ иногда сложно отделить от первого. Например, когда обучают «балету» вместо туйшоу – это что, сокрытие «жестких методов» (ган фа – 剛法) или искажение самой сути толкающих рук?

И, наконец, последний, и самый изощренный способ – «структурная ложь» – путать, давать не по системе или объяснять не по сознанию слушателей. Например, если начинать сразу со сложных и продвинутых упражнений (а европейцы часто как дети малые – им подавай сразу самые продвинутые формы), то даже если объяснение правильно, но уровень учеников ему не соответствует, то очень быстро нарабатываются и прочно закрепляются ошибки.

Если ваш учитель Тайцзицюань сразу же начинает преподавать вам комплексы (особенно формы с оружием), или же обучает продвинутым формам толкающих рук, минуя базовые упражнения, то знайте – это структурно ошибочное обучение.

При изучении сложных форм действует правило – если упражнение выполняется более чем наполовину неправильно, то отрабатываются именно ошибки.

  • Защититься от любого из описанных здесь типов обмана можно, и для этого нужно:
  • изучать первоисточники (оригинальные трактаты), либо их качественные переводы;
  • задавать вопросы учителям и их ученикам, обращая внимание на то, не расходится ли у них теория и практика;
  • изучать специальную терминологию, дабы иметь возможность грамотно задавать вопросы (помните, на неправильный вопрос невозможно получить правильный ответ);
  • сравнивать искусство разных мастеров и направлений Тайцзицюань, проявляя здоровый скепсис (но не попадитесь на слепое преклонение перед званиями и регалиями);
  • уметь критически мыслить.

 

Проблемы учеников

Может показаться, что выбор подходящего учителя – это основная трудность для будущих учеников. Но вскоре выясняется, что это только полдела. Оказывается, что и учителя предъявляют свои требования к ученикам, причем иногда эти требования кажутся непомерными и даже невозможными для обывателей. Так они (требования) на то и рассчитаны, чтобы «отделить зерна от плевел», выделить таких учеников, которые смогут достойно совершенствовать и передавать учение последующим поколениям. Такие учителя, как недавно ушедший от нас знаменитый мастер традиционного ушу Ван Пэйшэн (王佩声), отклоняли множество просьб в обучении, мотивируя это тем, что «сейчас нет возможности передавать знания, так как в мире и обществе нет подходящей ци».

Основные требования к ученикам относятся к морально-этической сфере, а также описывают ритуал взаимоотношения с учителем. Причем (и это, мне кажется, относится ко всей восточной культуре), таланты и способности учеников оцениваются в последнюю очередь. То есть, у менее талантливого, но более преданного своему учителю ученика больше шансов получить сокровенное учение, чем у его способного, но своенравного собрата по Школе.

Самой ценной способностью достойного ученика издревле считалась сообразительность. Конфуций так сказал об этом качестве: «Обучай только того, кто способен, узнав про один угол квадрата, представить себе остальные три».

Но чаще всего достойного ученика описывали через то, кем он не является (какими качествами не обладает). Идея здесь чисто восточная: самое ценное в ученике – это «пустота», а всё остальное появится в результате правильной практики. Помните – если истинной ци не препятствовать, она будет развиваться естественно и гармонично (цзы жань – 自然).

Вот далеко не полный список качеств, обладателям которых закрыт доступ в традиционные Школы ушу: непочтительность к учителю, самодовольство, наглость, обидчивость, драчливость, жадность, необязательность, невнимательность, азартность, склонность к злословию и пустословию, лень и безрассудство.

Но, чтобы не разочаровывать рядовых практикующих, приведу здесь китайскую пословицу: «Путешествие в тысячу ли начинается с одного шага». Это значит, что даже если вы только пытаетесь практиковать, тем не менее – вы уже в Пути, по направлению к заветной цели. Поэтому не огорчайтесь, если у вас что-то не получается, главное – пробуйте сделать этот шаг.

Владимир Котляр «Шокирующий Тайцзицюань,или то, о чем молчат китайцы»